Ключевое слово
28 | 04 | 2017
Новости Библиотеки

Шахматы онлайн

Чессбомб

Welcome, Guest
Username: Password: Remember me

TOPIC: Классики о современниках

Классики о современниках 20 Сен 2015 10:55 #121

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Песни еще надобно поправить... :)
Весел напев городов и полей —
Жить стало лучше, жить стало подлей!
Легко на сердце от песенки подлой,
Она скучать не дает никогда.
И любят песню деревни и села,
И любят песню большие города.
Каждому - своё.

Классики о современниках 20 Сен 2015 12:14 #122

  • pirron
  • pirron's Avatar
  • OFFLINE
  • Посадник
  • Posts: 5639
  • Thank you received: 67
  • Karma: 29
Можно ради исправления рифмы несколько изменить вторую песню:

Легко на сердце от песенки подлой,
она скучать не дает никогда.
И любят песню тусовки и кодлы,
и любят песню счастливые стада.

Классики о современниках 16 Окт 2015 18:33 #123

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_an/2015_10/803
Однажды Липкин сказал, что талант Гумилёва особенно ярко выразился в сборнике “Огненный столп”.
Ахматова сразу же с ним согласилась:
"Это его последняя книга. Он только начал развиваться как поэт. Мысль его стала глубже, от христианства бытового, обрядового он поднимался к постижению высочайшей христианской философии. Неизвестно, как бы сложилась его жизнь, если бы его не расстреляли, в последующие годы, но бесспорно то, что мы бы имели еще одного огромного русского поэта".
Однажды Горький пришёл в литературную студию, где Гумилёв читал начинающим поэтам лекцию по версификации. Напомню, что Горький тогда был директором издательства “Всемирная литература”, в котором служил Гумилёв, то есть был его начальником.
Когда лекция закончилась и все ушли, Горький спросил:
"Скажите, всё это надо поэту знать? Обязательно?"
Гумилёв твёрдо ответил:
"Надо!"
Тогда Горький вкрадчиво поинтересовался:
"Николай Степанович, что вы скажете мне о моих стихах?"
Гумилёв честно ответил:
"Я их плохо знаю. Признаться, не помню, чтобы я их читал".
Горький сделал вид, что не обиделся, и возразил:
"А между тем одно моё стихотворение имело большой успех, особенно среди молодёжи, студенческой и рабочей. Его и сейчас декламируют. “Буревестник” называется оно".

Гумилёв, к несчастью, вспомнил “Буревестника”:
"Да, да, вспоминаю, четырехстопный хорей со сплошь женскими окончаниями. Размер - подражание “Гайавате”. Простите меня, Алексей Максимович, это беспомощно. Мне как-то попалась на глаза одна ваша строчка:
“Высоко в горы вполз уж и лёг там”.
Если бы вы знали русское стихосложение, вы не составляли бы стопу амфибрахия из односложных слов. Нельзя это делать, неграмотно.
“Вполз уж и лёг там”.
Неужели ваше ухо талантливого писателя не слышит этого совершенно невозможного сталкивания слов - и не только в стихах?"
По словам Ахматовой, Горький не только не рассердился на Гумилёва за резкую критику, но, наоборот, стал ещё более уважительно относиться к Николаю Степановичу.

Верится с трудом.
Незадолго до ареста Гумилёв ещё раз говорил с Немировичем на эту же тему:
"Ждать нечего. Ни переворота не будет, ни Термидора. Эти каторжники крепко захватили власть. Они опираются на две армии: красную и армию шпионов. И вторая гораздо многочисленнее первой. Я удивляюсь тем, кто составляет сейчас заговоры... Слепцы, они играют в руки провокации. Я не трус - борьба моя стихия, но на работу в тайных организациях я теперь бы не пошёл".
В 1928 году Маяковский выступал в Харьковском театре. Как вспоминал Лев Копелев:

"Маяковский широко, твёрдо шагал по сцене, широко, твёрдо стоял. Рубашка без галстука. Пиджак по-домашнему на стуле".
Маяковский читал много своих стихотворений, которые встречались бурными аплодисментами. Потом Маяковский перешёл к ответам на записки:
"...он отвечал на записки - небрежно, иногда брезгливо или сердито. И тогда угол рта оттягивала книзу тяжелая челюсть. Одну записку прочёл, насмешливо растягивая слова:
“Как вы относитесь к поэ-э-зии Ахматовой и Цветаевой? Кто из них вам больше нра-а-вит-ся?”
Сложил листок и – внятной скороговоркой:
“Ахматова-Цветаева? Обе дамы одного поля... ягодицы”.
На галерке мы громко смеялись. Смеялись и в партере. Но кто-то крикнул:
“Пошлость. Стыдитесь!”"
В другой записке его спросили о творчестве Николая Гумилёва. Маяковский чуть снисходительно ответил:
"Ну, что же, стихи он умел сочинять, но какие:
“Я бельгийский ему подарил пистолет
И портрет моего государя”.
Говорят:
“Хороший поэт”.
Это мало и неправильно. Он был хорошим контрреволюционным поэтом".
Каждому - своё.

Классики о современниках 16 Окт 2015 20:22 #124

  • pirron
  • pirron's Avatar
  • OFFLINE
  • Посадник
  • Posts: 5639
  • Thank you received: 67
  • Karma: 29
А я верю, что Горький не обиделся на критику Гумилева.Во-первых, стихосложение было для Горького занятием второстепенным, его честолюбие было связано в основном с прозой. Во-вторых, он и до революции пережил период бешеной популярности, когда истеричные начитанные дамы просто визжали от восторга при его появлении, а после революции был довольно быстро назначен в живые классики - причем в самого классического среди живых классиков, основателя, как-никак, самого соцреализма. То есть успех он вкусил сполна, и продолжал его вкушать и дальше. В-третьих, для прекрасного владения версификацией все эти школярские правила не только не нужны, но могут даже сильно помешать в этом деле - на что Горький и намекнул мягко Гумилеву. Но тот намека не понял.

Классики о современниках 23 Окт 2015 19:28 #125

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_an/2015_10/804
Зимой 1919 года Немирович и Гумилёв шли по улице. Снег, вьюга, малопроходимые сугробы. Разрешения о поездке заграницу получить не удалось. Вдруг Гумилёв остановился и с тоской сказал:
"Да ведь есть же ещё на свете солнце и теплое море, и синее-синее небо. Неужели мы так и не увидим их... И смелые, сильные люди, которые не корчатся, как черви под железною пятою этого торжествующего хама. И вольная песня, и радость жизни. И ведь будет же, будет Россия свободная, могучая, счастливая - только мы не увидим".
Однажды Гумилёв торопился в дом Мурузи на Литейном, где он собирался открыть новый кружок поэтов. Немирович поинтересовался:
"Не слишком ли много их?"
И получил неожиданный ответ:
"Каждый человек - поэт. Кастальский источник в его душе завален мусором. Надо расчистить его. В старое рыцарское время паладины были и трубадурами, как немецкие цеховые ремесленники мейстерзингерами... Мне иногда снится, что я в одну из прежних жизней владел и мечом, и песней. Талант не всегда дар, часто и воспоминание. Неясное, смутное, нечёткое. За ним ощупью идешь в сумрак и туман к таящимся там прекрасным призракам когда-то пережитого..."
Каждому - своё.

Классики о современниках 23 Окт 2015 19:31 #126

  • Grigoriy
  • Grigoriy's Avatar
  • OFFLINE
  • Боярин
  • Posts: 10852
  • Thank you received: 240
  • Karma: 10
Vladimirovich wrote:
И смелые, сильные люди, которые не корчатся, как черви под железною пятою этого торжествующего хама
Уж чья бы корова мычала ... А Гумилёву следовало бы молчать в тряпочку.

Классики о современниках 23 Окт 2015 19:36 #127

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Grigoriy wrote:
Уж чья бы корова мычала ... А Гумилёву следовало бы молчать в тряпочку.
Гумилев был расстрелян "торжествующим хамом". Так что, Ваши слова, Григорий, непонятны.
Каждому - своё.

Классики о современниках 23 Окт 2015 19:49 #128

  • Grigoriy
  • Grigoriy's Avatar
  • OFFLINE
  • Боярин
  • Posts: 10852
  • Thank you received: 240
  • Karma: 10
Что уж там непонятного. Гумилов очень гордился, что его стихи ценятся "убийцами слонов и людей", "покорителями племён", "человеком, убившим среди толпы людей императорского посла" и т д. Собаке собачья смерть.
Last Edit: 23 Окт 2015 19:49 by Grigoriy.

Классики о современниках 23 Окт 2015 19:52 #129

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Трактовать его стихотворные образы подобным образом - явный субъективизм
Гумилев - монархист и настоящий русский офицер.
Каждому - своё.

Классики о современниках 23 Окт 2015 19:58 #130

  • Grigoriy
  • Grigoriy's Avatar
  • OFFLINE
  • Боярин
  • Posts: 10852
  • Thank you received: 240
  • Karma: 10
Не понял, о какой трактовке Вы говорите. Я привёл прямые цитаты. Субьективизма у меня ноль, в отличие от ...

Классики о современниках 23 Окт 2015 20:02 #131

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Grigoriy wrote:
Не понял, о какой трактовке Вы говорите. Я привёл прямые цитаты. Субьективизма у меня ноль, в отличие от ...

Какие же это прямые цитаты...
Это строчки из стихотворения.
Которое заканчивается так...
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелет взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно его суда.

А насчет субъективизма...
Так, как Межиров, Гумилев бы никогда бы не поступил.
Каждому - своё.

Классики о современниках 23 Окт 2015 20:06 #132

  • Grigoriy
  • Grigoriy's Avatar
  • OFFLINE
  • Боярин
  • Posts: 10852
  • Thank you received: 240
  • Karma: 10
Никогда не говори никогда :-)
Гумилёв родился мёртвым. И мог поступить как угодно. Какой спрос с трупа?
Last Edit: 23 Окт 2015 20:07 by Grigoriy.

Классики о современниках 23 Окт 2015 20:22 #133

  • pirron
  • pirron's Avatar
  • OFFLINE
  • Посадник
  • Posts: 5639
  • Thank you received: 67
  • Karma: 29
Это не есть правильно, Григорий. Деревянное величие поэта Гумилева мне лично всегда было не по душе, но сказать о нем "собака" и "труп" - это несправедливо.
The following user(s) said Thank You: Vladimirovich

Классики о современниках 23 Окт 2015 20:31 #134

  • Grigoriy
  • Grigoriy's Avatar
  • OFFLINE
  • Боярин
  • Posts: 10852
  • Thank you received: 240
  • Karma: 10
1-ое пословица. И она здесь к месту - человек, воспевающий убийства и убийц вполне заслужил чтобы его герои убили и его. A 2-ое - моё ощущение от того, что я о нём знаю. Родился мёртвым. Абсолютная пустота в душе, от которой он всю жизнь бегал, изображая присутствие жизни. Возможно я неправ, но это непосредственное ощущение.
И я не слыхал, что бы он раскаивался в этом стихе.
Last Edit: 23 Окт 2015 20:32 by Grigoriy.

Классики о современниках 24 Окт 2015 07:48 #135

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
По той же ссылке abhoc.com/arc_an/2015_10/804
Однажды Гумилёв приехал к Немировичу и с ходу спросил его:
"Нет ли в ваших коллекциях или библиотеке рисунков, сделанных африканскими дикарями?"
Немирович удивился:
"Зачем вам?"
Гумилёв объяснил:
"Я пишу географию в стихах... Самая поэтическая наука, а из неё делают какой-то сухой гербарий. Сейчас у меня Африка - чёрные племена. Надо изобразить, как они представляют себе мир".
Из этой встречи Немирович сделал вывод о том, что Гумилёв мыслил образами, и закончил воспоминание так:
"Я не знаю, что вышло из этого. Издатель нашёлся. Я видел первые печатные листы..."

Этот стих как раз из этой серии. Поэтому, говорить о том, что ГумилевGrigoriy wrote:
человек, воспевающий убийства и убийц
явно необъективно.

Можно (и вероятно нужно) критиковать стихи сами по себе, но к личностным качествам Гумилева это не имеет отношения.
Каждому - своё.

Классики о современниках 08 Нояб 2015 09:44 #136

  • onedrey
  • onedrey's Avatar
  • OFFLINE
  • Наместник
  • Posts: 19364
  • Thank you received: 559
  • Karma: -2
Бажанов о С. Эйзенштейне

"Встречал я и Эйзенштейна, которого западноевропейские
прогрессисты облыжно и упорно производят в гении. С ним я
познакомился уже в 1923 году. Эйзенштейн в то время руководил
Театром Пролеткульта.

...

Обернувшись к синема и узнав в Агитпропе ЦК, что сейчас требуется («нет агитационных революционных фильмов; состряпайте»), Эйзенштейн состряпал «Броненосца Потёмкина», довольно обыкновенную агитку, которую левые синемасты Запада (а есть ли правые?) провозгласили шедевром (раз «революционный» фильм, то само собою разумеется, шедевр). Я его видел на премьере (если не ошибаюсь, почему-то она была дана в театре Мейерхольда, а не в синема) и случайно был рядом с Рудзутаком; по просмотре мы обменялись мнениями. «Конечно, агитка, — согласился Рудзутак, — но давно уже нужен стопроцентный революционный фильм». Так что заказ был выполнен, и в фильме всё было на месте — и озверелые солдаты, и гнусные царские опричники, и доблестные матросы — будущая «краса и гордость революции» (правда, только во времена
Алмаза, а не во времена Кронштадта).

Вся дальнейшая карьера Эйзенштейна шла в рамках высокого
подхалимажа. Когда укреплялась сатрапская власть Сталина,
Эйзенштейн скрутил «Генеральную линию» (для непосвящённых — мудрая линия генерального секретаря ЦК товарища Сталина), в которой вся Россия цветёт и благоденствует под гениальным руководством Вождя (надо сказать, что в это время, 1928-1929 годы, ещё были оппозиции, можно было и не подхалимничать, бухарины и рыковы вслух не соглашались с начинавшимся сталинским погромом деревни, и сталинский гений торопились открыть только редкие подхалимы по призванию). Венец подхалимского падения был в «Иоанне Грозном», которого заграница приняла, кажется, за чистую
монету. Надо ли говорить, эйзенштейновский Иоанн Грозный сделан, чтобы восхвалить и оправдать сталинский террор; история-де повторяется: как Иоанн Грозный, будто бы заботясь о нуждах Великой России, сажал на кол и рубил головы боярам, так же и Сталин расстреливал своих большевистских бояр, тоже изменников страны. Единственное оправдание всей этой гнусности: Эйзенштейн спасал (и действительно спас) свою шкуру. Но был он всю жизнь трусом и подхалимом самого низкого стиля. Кстати, и шкуру свою мог спасти иначе: ведь в тридцатых годах его выпустили в Голливуд, а затем он вертел революционные фильмы в Мексике. Мог бы спастись, оставшись за границей — нет, вернулся ползать на животе перед
сталинскими расстрельщиками."

www.facebook.com/groups/political.theory...ink/685286418274254/
Воронеж - це Європа!

Классики о современниках 18 Дек 2015 18:59 #137

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_an/2015_12/812
Из жизни Московского литературно-художественного кружка (1899-1920)
Деятельность Московского литературно-художественного кружка, просуществовавшего до 1917 года, не ограничивалась литературными докладами и их обсуждением. Одним, и самым многолюдным, из центров общественной жизни была Кружковская столовая, которая наполнялась посетителями обычно к полуночи.
Сюда из театров, с лекций, с концертов и т.п., съезжалась “вся Москва”, то есть большинство представителей творческой интеллигенции, крупных чиновников и значительных предпринимателей. Официальной целью деятельности данной столовой было обеспечение дешёвыми ужинами нуждающихся представителей искусства, литературы и театра, но на самом деле всё было совсем не так – ведь действительно нуждающихся в столовой кружка никто никогда и не видел.
В этой столовой назначались деловые и любовные свидания (иногда даже литературные), а “дешёвые” ужины запивались дорогими винами.

"Грибоедов" в натуре...
Собиравшиеся посетители не представляли собой некую смешанную массу, а подразделялись на несколько особых зон.
Самая тихая и почтенная зона ограничивалась столиками, за которыми ужинали предприниматели и купцы уровня Рябушинских, Востриковых и Носовых и приглашаемые ими лица. Здесь ели неспешно, запивая шампанским из серебряных ведёрок, и вели негромкую спокойную беседу.
За столиками “декадентов” царила шумная суета с бесконечными и внешне беспорядочными перемещениями. “Национальными” напитками в этой среде считались коньяк и мадера, причём коньяк было принято пить стаканами.
Несколько в стороне располагались столики, за которыми собирались “знаньевцы” и “реалисты”, о которых Ходасевич писал с холодным презрением:
"Некоторые плохо умели обращаться с ножом и вилкой и пускали в ход натуральные пятерни - быть может, опять-таки из желания быть ближе к природе. С этого столика поминутно доносилось: “Лев Николаевич”, “Антон Павлович” или коротко – “Леонид”: все старались прихвастнуть близостью к Толстому, Чехову, Леониду Андрееву".

Были ещё столы общественных деятелей, за которые усаживали именитых гостей или залетевших из Петербурга членов Государственной думы.
Когда в 1904 году Кружок перебрался в роскошный особняк купцов Востряковых на Большой Димитровке, то столовая автоматически превратилась в ресторан, атмосфера нового заведения, в целом, сохранилась, но о бедных уже никто больше не вспоминал.
Следует сказать, что содержание Кружка (здание, большой штат служащих, организация различных мероприятий) обходилось в значительную сумму, которую не могли покрыть ни членские взносы, ни входная плата с разовых посетителей, ни доходы от столовой (ресторана). Так на какие же средства существовал Кружок?
Его кормила карточная игра, и не вист с преферансом, а обычная железка (шмен де фер, баккара, девятка).
Игра начиналась около десяти часов вечера и могла продолжаться часов до семи утра (бывали случаи и до часу дня). После половину второго ночи с игроков взимали прогрессивный налог (или штраф), который начинался с 30 копеек, а к пяти часам утра уже переваливал за 30 рублей с человека. Вот этими штрафами Кружок не только обеспечивал своё существование, но и даже богател.
Каждый вечер составлялось в среднем десять столов; за каждым столом сидело 10-12 человек; большинство столов было окружено плотной толпой понтёров “со стороны”.
Столы подразделялись на серебряные, за которыми минимальная ставка была один рубль, и золотые, за которыми счёт шёл на пятёрки. Был ещё один стол, бумажный, со счётом по 25 рублей, но за этим столом играли только московские богачи и изредка профессиональные игроки. За бумажным столом шла тихая и спокойная игра, и стоячих игроков вокруг него не было. Зато вокруг серебряных и золотых столов игровая жизнь просто кипела, но за рамки приличий выплёскивалась редко.
Если происходила какая-нибудь стычка между игроками, то появлялся дежурный директор и всё быстро улаживал.
Крупье в Кружке не было, так что все ставки и выигрыши подсчитывал сам банкомёт.
Шулеров на этой игре почти не было, и по утверждению того же Ходасевича, за всё время существования Кружка (1899-1920) там поймали только одного человека.
Долгое время обязательным атрибутов карточных вечеров был “карточник” Василий, рыжий и толстый человек, который важно прохаживался между столов с воём зелёном фраке. Именно Василий обычно составлял столы, то есть он записывал желающих сыграть и созывал их, когда набиралось достаточное количество игроков. Василий также каждый вечер приносил и распечатывал карты – на каждый стол ежевечерне подавалось по десять колод нераспечатанных карт. За эту услугу Василий взимал по два рубля с человека. Проигравшись в пух и в прах, можно было занять у Василия (до завтра) несколько сот рублей и вернуть их с “большой благодарностью”. Считалось, что дирекция Кружка не подозревает о подобной деятельности Василия.
Когда Василия всё-таки удалили из Кружка, он уже был богатым человеком.
Каждому - своё.

Классики о современниках 01 Апр 2016 19:27 #138

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_an/2016_04/826/
Из записных книжек Андрея Платонова. Часть II.
"В церковь входят, снимают шапки, но ругаются матом, перекрестившись и вздохнув.

В колхозе всё сметается — и ложки не найдёшь.

После общественной столовой дрались дома холодными примусами.

Догнать, перегнать и не умориться.

В глазах раздвоилось, и он взял половину себе.

Женщина растёт, как всякая полевая культура.

Все мероприятия надо начинать с женщин.

Составлялись сводки, по которым видно, что обобществлению не подлежит только воробей.

Если сравнивать живых с умершими, то живые говно.

Социализм пришёл серо и скучно (коллективизация), как Христос.

Либо теряй чувство действительности, либо саму действительность.

Лезь женщине в ухо — в душу попадёшь!

Любви хотят люди, не имеющие общественного значения.

Типичный человек нашего времени: это голый — без души и имущества, в предбаннике истории, готовый на всё, но не на прошлое.

Отменено слово “мама”.

Во время Революции по всей России день и ночь брехали собаки.

Рассказывают, что в Самарском округе был случай, когда трактор “повис на дереве”.

По колхозу “Красный путиловец” доход на душу колхозника 42 р. в год (7.50 в месяц на семью); у единоличника (благодаря вовсе меньшей посевной площади) 10 р. на семью в месяц.
(1930 год)

Исключительно почти новая форма работы. Собеседования. Но иногда прорывается: во время пожара в Лебяжьем зажиточные пытались бросить в огонь предсельсовета.

Нам нужно не количественное хождение людей, а качественное.

От неё пахло жизненными отходами.

Я с тобой сошёлся не этитничать!

Рассказ в вагоне за Ташкентом:
"Один хватился убить всех одной мыслью, если даже он подумает её внутри себя только, но мысли не имел, отучен был".

Ты услышишь скоро мою горячую речь на заседании, и поймёшь, что у меня есть неопределённая сила в мозгу!

"Если вы, товарищи, чувствуете голод, то это неверно, товарищи!"

У меня личный пессимизм, а оптимизм — весь социальный.

Баба, которая такая по характеру, что сама себе делает аборты.

Как народ смотрит на коллективизацию?
- Ничего: косо (кулак).

Разговор в бане:
"Человек, как хуй — он сбрасывает нечистоты и производит будущее.
Хуй — самое яркое выражение жизни".

Вы думаете, что я страдаю полигамией, а его у меня не было..."
Каждому - своё.

Классики о современниках 01 Апр 2016 19:31 #139

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Первая часть 2002
www.abhoc.com/arc_an/2002_11/169/
Интернационал велик - жители найдутся.

Если сравнить живых с умерш<ими>, то живые говно.
Раскулачили за то, что проживает девой.
1931
Чтобы истреблять целые страны, не нужно воевать, нужно лишь так бояться соседей, так строить воен<ную> промышленность, так третировать население, так работать на военные запасы, что население все погибнет от экономически безрезультатного труда, а горы продуктов, одежды, машин и снарядов останутся на месте человечества, вместо могильного холма и памятника.
1932
Меня в Парке К<ультуры> и Отд<ыха> никуда не тянет - только в 5-ое отд<еление> милиции!
1933
- Что у нас - соц<иализм> или капит<ализм>?
- Тюря!
1934
Басмачи сами делали свинцовые пули в Кара-Кумах, в то время как совет<ские> акад<емики> сомневались в кара-кумском свинце.

- Где у вас сельсовет?
- В Персию ушел, через два месяца вернется.

Выпей водки, - сразу все мировоззрение перестроится.
1935
Странно: - раньше все вещи делались громоздко, стационарно, которые можно переносить лишь однажды (рояль, грамофонная труба, гардеробы), теперь все в виде чемоданов, транспортабельно, мобильно, временно (патефон-чемодан и т.д.), - это время.
И даже женщины: раньше были жопы, теперь плюгавки.

Комсомольцы заключили договор со стариками. Старики разрешили снять колокол с церкви, а комсомольцы обязались взамен дать старикам трактор. Колокол сняли, трактора нет. Старики гоняются за комсомольцами.
1937
Женщина тяжелого поведения.
Каждому - своё.

Классики о современниках 06 Май 2016 18:53 #140

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_an/2016_05/831
Когда папа Климент XIV купил у венецианского торговца какую-то картину, он поинтересовался у известного живописца Менгса, хороша ли она?
Менгс категорически заявил:
"Она никуда не годится! Ваше Святейшество обманули!"
Папа удивился:
"Но мой придворный живописец хвалил её".
Менгс возразил:
"Немудрено: он и я — два совсем разных человека. Он хвалит то, что выше его понятия, а я хулю то, что ниже моего".
Каждому - своё.

Классики о современниках 05 Июнь 2016 15:10 #141

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_vr/2016_06/855
Александр Васильевич Никитенко (1804-1877) был человеком удивительной судьбы. Он родился крепостным, получил вольную в 1824 году и в 1825 году поступил в Петербургский университет на историко-философский факультет. Никитенко был близко знаком с В.А. Жуковским, К.Ф. Рылеевым и декабристом Е.П. Оболенским.
В 1833 году Никитенко был назначен цензором, а 1834 году стал профессором Петербургского университета на кафедре русской словесности. Я не собираюсь прослеживать весь служебный путь Александра Васильевича, но стоит сказать, что он вошёл в историю русской литературы как честный человек, дослужившийся до чина тайного советника.

Крепостной, ставший Генералом....
Вот ведь тюрьма народов эта Российская Империя....

Фрагменты из дневниковых записей А.В. Никитенко
23 мая 1827 года
Несколько дней тому назад г-жа Штерич праздновала свои именины. У ней было много гостей и в том числе новое лицо, которое, должен сознаться, произвело на меня довольно сильное впечатление. Когда я вечером спустился в гостиную, оно мгновенно приковало к себе моё внимание. То было лицо молодой женщины поразительной красоты. Но меня всего больше привлекала в ней трогательная томность в выражении глаз, улыбки, в звуках голоса.
Молодая женщина эта - генеральша Анна Петровна Керн, рожденная Полторацкая. Отец её, малороссийский помещик, вообразил себе, что для счастья его дочери необходим муж генерал. За нее сватались достойные женихи, но им всем отказывали в ожидании генерала. Последний, наконец, явился. Ему было за пятьдесят лет. Густые эполеты составляли его единственное право на звание человека. Прекрасная и к тому же чуткая, чувствительная Анета была принесена в жертву этим эполетам. С тех пор жизнь её сделалась сплетением жестоких горестей. Муж её был не только груб и вполне недоступен смягчающему влиянию её красоты и ума, но ещё до крайности ревнив. Злой и необузданный, он истощил над ней все роды оскорблений. Он ревновал её даже к отцу. Восемь лет промаялась молодая женщина в таких тисках, наконец потеряла терпение, стала требовать разлуки и в заключение добилась своего. С тех пор она живет в Петербурге очень уединённо. У неё дочь, которая воспитывается в Смольном монастыре.
В день именин г-жи Штерич мне пришлось сидеть около неё за ужином. Разговор наш начался с незначительных фраз, но быстро перешёл в интимный, задушевный тон. Часа два времени пролетели как один миг. Г-жа Керн имеет квартиру в доме Серафимы Ивановны Штерич, и обе женщины потому чуть не каждый день видятся. И я после именинного вечера уже не раз встречался с ней. Она всякий раз всё больше и больше привлекает меня не только красотой и прелестью обращения, но ещё и лестным вниманием, какое мне оказывает.
Сегодня я целый вечер провел с ней у г-жи Штерич. Мы говорили о литературе, о чувствах, о жизни, о свете. Мы на несколько минут остались одни, и она просила меня посещать её. При этом она сказала:
"Я не могу оставаться в неопределенных отношениях с людьми, с которыми меня сталкивает судьба. Я или совершенно холодна к ним, или привязываюсь к ним всеми силами сердца и на всю жизнь".
Значение этих слов ещё усиливалось тоном, каким они были произнесены, и взглядом, который их сопровождал.
8 июня 1827 года
Г-жа Керн переехала отсюда на другую квартиру. Я порешил не быть у неё, пока случай не сведет нас опять. Но сегодня уже я получил от неё записку с приглашением сопровождать её в Павловск. Я пошел к ней: о Павловске больше и речи не было. Я просидел у ней до десяти часов вечера.
Когда я уже прощался с ней, пришел поэт Пушкин. Это человек небольшого роста, на первый взгляд не представляющий из себя ничего особенного. Если смотреть на его лицо, начиная с подбородка, то тщетно будешь искать в нём до самых глаз выражения поэтического дара. Но глаза непременно остановят вас: в них вы увидите лучи того огня, которым согреты его стихи - прекрасные, как букет свежих весенних роз, звучные, полные силы и чувства. Об обращении его и разговоре не могу сказать, потому что я скоро ушёл.
22 сентября 1827 года
Поэт Пушкин уехал отсюда в деревню. Он проигрался в карты. Говорят, что он в течение двух месяцев ухлопал 17 000 руб. Поведение его не соответствует человеку, говорящему языком богов и стремящемуся воплощать в живые образы высшую идеальную красоту. Прискорбно такое нравственное противоречие в соединении с высоким даром, полученным от природы. Никто из русских поэтов не постиг так глубоко тайны нашего языка, никто не может сравниться с ним живостью, блеском, свежестью красок в картинах, созданных его пламенным воображением. Ничьи стихи не услаждают души такой пленительной гармонией.
И рядом с этим, говорят, он плохой сын, сомнительный друг. Не верится!.. Во всяком случае в толках о нём много преувеличений и несообразностей, как всегда случается с людьми, которые, выдвигаясь из толпы и приковывая к себе всеобщее внимание, в одних возбуждают удивление, а в других - зависть.
10 январь 1834 года
Вот анекдот из нашей литературной хроники. Когда Смирдин выбирал для своего журнала редактора и не знал ещё, к кому обратиться, является к нему Павел Петрович Свиньин и именем министра народного просвещения объявляет, что он назначен последним в редактора. На этом пока и остановилось дело.
Несколько дней спустя Смирдину понадобилось быть у министра.
Уваров спросил его:
"Кто ваш редактор?"
Смирдин было начал отвечать:
"Это ещё не решено, ваше высокопревосходительство, но Свиньин..."
Уваров прервал его:
"Что, что? Неужели ты хочешь вверить свой журнал этому подлецу и лгуну? Для меня всё равно, кого ты ни изберёшь, это твое дело. Но я думаю, что журнал твой умрёт не родясь, как только публика узнает, что редактором его избран Свиньин".
Смирдин, что называется, остолбенел. Оказалось, что почтенный литератор просто хотел надуть его и недаром торопил заключением условий после того, как объявил, что послан министром. К счастью, контракт ещё не был подписан.
Каждому - своё.

Классики о современниках 12 Июнь 2016 07:29 #142

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_vr/2016_06/856/
Пушкин, Гоголь и другие писатели глазами цензора А.В. Никитенко. Часть II
11 апреля 1834 года
Случилось нечто, расстроившее меня с Пушкиным. Он просил меня рассмотреть его “Повести Белкина”, которые он хочет печатать вторым изданием. Я отвечал ему следующее:
"С душевным удовольствием готов исполнить ваше желание теперь и всегда. Да благословит вас гений ваш новыми вдохновениями, а мы готовы. (Что сказать? - обрезывать крылья ему? По крайней мере рука моя не злоупотребит этим.) Потрудитесь мне прислать всё, что означено в записке вашей, и уведомьте, к какому времени вы желали бы окончания этой тяжбы политического механизма с искусством, говоря просто, процензурованья",
- и т.д.
Между тем к нему дошел его “Анджело” с несколькими урезанными министром стихами. Он взбесился: Смирдин платит ему за каждый стих по червонцу, следовательно, Пушкин теряет здесь несколько десятков рублей. Он потребовал, чтобы на место исключённых стихов были поставлены точки, с тем однако ж, чтобы Смирдин всё-таки заплатил ему деньги и за точки!

Ай да Пушкин, а да сукин сын (с) :)
12 апреля 1834 года
Иван Андреевич Крылов написал три слабые басни, как бы в доказательство того, что талант его стареет. У него был договор со Смирдиным, в силу которого тот платил ему за каждую басню по 300 рублей: теперь он требует с него по 500 рублей, говоря, что собирается купить карету и ему нужны деньги!

«Ну сто́ит ли богатым быть,
Чтоб вкусно никогда ни съесть, ни спить
И только деньги лишь копить?
Да и на что? Умрем, ведь всё оставим....
(с)
21 января 1835 года
Гоголь, Николай Васильевич. Ему теперь лет 28-29. Он занимает у нас место адъюнкта по части истории; читает историю средних веков. Преподает ту же науку в Женском Патриотическом институте. Литератор. ...
Вот случай из его жизни, который должен был бы послужить ему уроком, если бы фантастическое самолюбие способно было принимать уроки. Пользуясь особенным покровительством В.А. Жуковского, он захотел быть профессором. Жуковский возвысил его в глазах Уварова до того, что тот в самом деле поверил, будто из Гоголя выйдет прекрасный профессор истории, хотя в этом отношении он не представил ни одного опыта своих знаний и таланта. Ему предложено было место экстраординарного профессора истории в Киевском университете. Но Гоголь вообразил себе, что его гений дает ему право на высшие притязания, потребовал звания ординарного профессора и шесть тысяч рублей единовременно на уплату долгов.
Интересно, как Пушкин судит о Кукольнике. Однажды у Плетнёва зашла речь о последнем; я был тут же. Пушкин, по обыкновению грызя ногти или яблоко - не помню, - сказал:
"А что, ведь у Кукольника есть хорошие стихи? Говорят, что у него есть и мысли".
Это было сказано тоном двойного аристократа: аристократа природы и положения в свете. Пушкин иногда впадает в этот тон и тогда становится крайне неприятным.
Пушкин написал род пасквиля на министра народного просвещения, на которого он очень сердит за то, что тот подвергнул его сочинения общей цензуре. Прежде его сочинения рассматривались в собственной канцелярии Государя, который и сам иногда читал их. Так, например, поэма “Медный Всадник” им самим не пропущена.
Пасквиль Пушкина называется “Выздоровление Лукулла”, он напечатан в “Московском наблюдателе”. Он как-то хвалился, что непременно посадит на гауптвахту кого-нибудь из здешних цензоров, особенно меня, которому не хочет простить за “Анджело”.
Весь город занят “Выздоровлением Лукулла”. Враги Уварова читают пьесу с восхищением, но большинство образованной публики недовольно своим поэтом. В самом деле, Пушкин этим стихотворением не много выиграл в общественном мнении, которым, при всей своей гордости, однако, очень дорожит. Государь через Бенкендорфа приказал сделать ему строгий выговор.
Но дня за три до этого Пушкину уже было разрешено издавать журнал вроде “Эдинбургского трехмесячного обозрения”: он будет называться “Современником”. Цензором нового журнала попечитель назначил А.Л. Крылова, самого трусливого, а следовательно, и самого строгого из нашей братии. Хотели меня назначить, но я убедительно просил уволить меня от этого: с Пушкиным слишком тяжело иметь дело.
28 апреля 1836 года
Комедия Гоголя “Ревизор” наделала много шуму. Её беспрестанно дают - почти через день. Государь был на первом представлении, хлопал и много смеялся. Я попал на третье представление. Была Государыня с наследником и великими княжнами. Их эта комедия тоже много тешила.
Государь даже велел министрам ехать смотреть “Ревизора”.
Каждому - своё.

Классики о современниках 12 Июнь 2016 13:59 #143

  • pirron
  • pirron's Avatar
  • OFFLINE
  • Посадник
  • Posts: 5639
  • Thank you received: 67
  • Karma: 29
Когда уже у нас, Владимирович, в России, монархия возродится в открытом, классическом, а не в скрытом, изуродованном демократическими формами виде? Вы, монархисты, работаете над этой задачей?

Классики о современниках 12 Июнь 2016 14:34 #144

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Канешна... Георгия Михайловича уже в советники Норникеля пристроили...

Потом выкинем всяких тимченков, абрабовичей, айсбергов, ротенбергов всяких...
И путь будет открыт
:beer:
Каждому - своё.

Классики о современниках 12 Июнь 2016 16:04 #145

  • pirron
  • pirron's Avatar
  • OFFLINE
  • Посадник
  • Posts: 5639
  • Thank you received: 67
  • Karma: 29
Как там у классиков? Лень искать цитату. Что-то вроде; "Как вам не стыдно! Он же герой, он сейчас среди айсбергов!" -" Знаем, знаем... Айсберги, Вайсберги, Айзенберги... Десять лет как жизни нет."

Классики о современниках 12 Июнь 2016 16:11 #146

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
pirron wrote:
Как там у классиков? Лень искать цитату.

-- Айсберги! -- говорил Митрич насмешливо. -- Это мы понять можем. Десять лет как жизни нет. Все Айсберги, Вайсберги, Айзенберги, всякие там Рабиновичи. Верно Пряхин говорит. Отобрать -- и все. Тем более, что вот и Люция Францевна подтверждает насчет закона.

Прямая аллюзия была :)
Каждому - своё.

Классики о современниках 19 Июнь 2016 08:48 #147

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
abhoc.com/arc_vr/2016_06/857
Пушкин, Гоголь и другие писатели глазами цензора А.В. Никитенко. Часть III
21 января 1837 года
Вечер провел у Плетнёва. Там был Пушкин; он всё ещё на меня дуется. Он сделался большим аристократом. Как обидно, что он так мало ценит себя как человека и поэта и стучится в один замкнутый кружок общества, тогда как мог бы безраздельно царить над всем обществом. Он хочет прежде всего быть барином, но ведь у нас барин тот, у кого больше дохода. К нему так не идёт этот жеманный тон, эта утонченная спесь в обращении, которую завтра же может безвозвратно сбить опала. А ведь он умный человек, помимо своего таланта. Он, например, сегодня много говорил дельного и, между прочим, тонкого о русском языке. Он сознавался также, что историю Петра пока нельзя писать, то есть её не позволят печатать. Видно, что он много читал о Петре.
29 января 1837 года
Важное и в высшей степени печальное происшествие для нашей литературы: Пушкин умер сегодня от раны, полученной на дуэли.
Вчера вечером был у Плетнёва; от него от первого услышал об этой трагедии. В Пушкина выстрелил сперва противник, Дантес, кавалергардский офицер; пуля попала ему в живот. Пушкин, однако, успел отвечать ему выстрелом, который раздробил тому руку. Сегодня Пушкина уже нет на свете.
Подробностей всего я ещё хорошо не слыхал. Одно несомненно: мы понесли горестную, невознаградимую потерю. Последние произведения Пушкина признавались некоторыми слабее прежних, но это могло быть в нём эпохою переворота, следствием внутренней революции, после которой для него мог настать период нового величия.
Бедный Пушкин! Вот чем заплатил он за право гражданства в этих аристократических салонах, где расточал своё время и дарование! Тебе следовало идти путем человечества, а не касты; сделавшись членом последней, ты уже не мог не повиноваться законам её. А ты был призван к высшему служению.
30 января 1837 года
Какой шум, какая неурядица во мнениях о Пушкине! Это уже не одна чёрная заплата на ветхом рубище певца, но тысячи заплат, красных, белых, чёрных, всех цветов и оттенков. Вот, однако, сведения о его смерти, почёрпнутые из самого чистого источника.
Дантес - пустой человек, но ловкий, любезный француз, блиставший в наших салонах звездой первой величины. Он ездил в дом к Пушкину. Известно, что жена поэта красавица. Дантес, по праву француза и жителя салонов, фамильярно обращался с нею, а она не имела довольно такта, чтобы провести между ним и собою черту, за которую мужчина не должен никогда переходить в сношениях с женщиною, ему не принадлежащею. А в обществе всегда бывают люди, питающиеся репутациями ближних: они обрадовались случаю и пустили молву о связи Дантеса с женою Пушкина. Это дошло до последнего и, конечно, взволновало и без того тревожную душу поэта. Он запретил Дантесу ездить к себе. Этот оскорбился и отвечал, что он ездит не для жены, а для свояченицы Пушкина, в которую влюблён. Тогда Пушкин потребовал, чтобы он женился на молодой девушке, и сватовство состоялось.

Между тем поэт несколько дней подряд получал письма от неизвестных лиц, в которых его поздравляли с рогами. В одном письме даже прислали ему патент на звание члена в обществе мужей-рогоносцев, за мнимою подписью президента Нарышкина. Сверх того барон Геккерен, усыновивший Дантеса, был очень недоволен его браком на свояченице Пушкина, которая, говорят, старше своего жениха и без состояния. Геккерену приписывают даже следующие слова:
"Пушкин думает, что он этой свадьбой разлучил Дантеса со своей женою. Напротив, он только сблизил их благодаря новому родству".
Пушкин взбесился и написал Геккерену письмо, полное оскорблений. Он требовал, чтобы тот по праву отца унял молодого человека. Письмо, разумеется, было прочитано Дантесом - он потребовал удовлетворения, и дело окончилось за городом, на расстоянии десяти шагов. Дантес стрелял первый. Пушкин упал. Дантес к нему подбежал, но поэт, собрав силы, велел противнику вернуться к барьеру, прицелился в сердце, но попал в руку, которую тот, по неловкому движению или из предосторожности, положил на грудь.
Пушкин ранен в живот, пуля задела желудок. Когда его привезли домой, он позвал жену, детей, благословил их и поручил Арендту просить государя не оставить их и простить Данзаса, своего секунданта.
Государь написал ему собственноручное письмо, обещался призреть его семью, а для Данзаса сделать все, что будет возможно. Кроме того, просил его перед смертью исполнить всё, что предписывает долг христианина. Пушкин потребовал священника. Он умер 29-го, в пятницу, в три часа пополудни. В приемной его с утра до вечера толпились посетители, приходившие узнать о его состоянии. Принуждены были выставлять бюллетени.
31 января 1837 года
Сегодня был у министра. Он очень занят укрощением громких воплей по случаю смерти Пушкина. Он, между прочим, недоволен пышною похвалою, напечатанною в “Литературных прибавлениях к “Русскому инвалиду”.
Итак, Уваров и мёртвому Пушкину не может простить “Выздоровления Лукулла”.
Сию минуту получил предписание председателя цензурного комитета не позволять ничего печатать о Пушкине, не представив сначала статьи ему или министру.
Завтра похороны. Я получил билет.
7 февраля 1837 года
Похороны Пушкина. Это были действительно народные похороны. Всё, что сколько-нибудь читает и мыслит в Петербурге, - всё стеклось к церкви, где отпевали поэта. Это происходило в Конюшенной. Площадь была усеяна экипажами и публикою, но среди последней - ни одного тулупа или зипуна. Церковь была наполнена знатью. Весь дипломатический корпус присутствовал. Впускали в церковь только тех, которые были в мундирах или с билетом. На всех лицах лежала печаль - по крайней мере, наружная.
Тут же, по обыкновению, были и нелепейшие распоряжения. Народ обманули: сказали, что Пушкина будут отпевать в Исаакиевском соборе, - так было означено и на билетах, а между тем тело было из квартиры вынесено ночью, тайком, и поставлено в Конюшенной церкви. В Университете получено строгое предписание, чтобы профессора не отлучались от своих кафедр и студенты присутствовали бы на лекциях. Я не удержался и выразил попечителю свое прискорбие по этому поводу. Русские не могут оплакивать своего согражданина, сделавшего им честь своим существованием! Иностранцы приходили поклониться поэту в гробу, а профессорам университета и русскому юношеству это воспрещено. Они тайком, как воры, должны были прокрадываться к нему.
Попечитель мне сказал, что студентам лучше не быть на похоронах: они могли бы собраться в корпорации, нести гроб Пушкина - могли бы “пересолить”, как он выразился.

Греч получил строгий выговор от Бенкендорфа за слова, напечатанные в “Северной пчеле”:
"Россия обязана Пушкину благодарностью за 22-летние заслуги его на поприще словесности".
Каждому - своё.
The following user(s) said Thank You: Grigoriy

Классики о современниках 21 Дек 2016 18:48 #148

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
21 (08) декабря 1912 года
201611_rannee_utro.jpg
НЕ НУЖЕН ЛИ ПСИХИАТР?

Новое издевательство московских «футуристов» над публикой.

Я не понимаю одного:
Почему несчастные, издавшие лежащую сейчас на моем столе книжицу в желтой обложке под названием «Мирсконца», не находятся еще на нежном попечении психиатров?
Почему их затылки не обриты и к ним не прилеплены «мушки», почему на них не льются ледяные струи холодного душа?
В нашу редакцию прокрался не то М.Ларионов, не то г-жа Наталия Гончарова, Крученых, Роговин, Хлебников или Татлин, вообще, кто-то из них, издавших эту безумную книжку, и тайно подбросил ее швейцару.
И быстро, быстро убежал.
Мы не успели оглянуться, как желтая книга уже красовалась на редакционном столе.
Как жаль, что мы не успели оказать медицинской помощи, подобно милосердному самарянину, принесшему эту книгу-кошмар...
Может-быть, он, несчастный, теперь бегает на четвереньках по улицам Москвы и воображает, что он та самая пятнистая коровка, рисунок которой помещен в книге и который мы воспроизводим сегодня на своих страницах для экспертизы гг. психиатров.
На желтой обложке новой книги «футуристов» наклеена почему-то какая-то черная фига и напечатано - цена 70 копеек.
Очевидно, «футуристы» хотели этим сказать своим читателям:
— Заплатите нам 70 копеек, и вы получите «фигу»...
Книжонка, как и предыдущие издания сообщества «футуристов», напечатана литографским способом— вместо печатного шрифта какие-то каракульки.
Впрочем, некоторые страницы «отпечатаны» еще более курьезным способом — детским гуттаперчевым шрифтом, продающимся в игрушечных магазинах, под названием «маленький Гуттенберг».
Вот, например, на целой страничке зелеными чернилами напечатано такое «футуристское» стихотворение:
«Пята жива
Лишь грудь замерзла скользка
Спичка занята
Прижечь пяту
Тот встанет живо
Нагнавшим беду
В шею гриву».
Как это вам понравилось? Не правда ли, великолепное стихотворение?
И ни одного знака препинания!
Я знаю только одного поэта, который, кажется, мог бы конкурировать с Л.Крученых, „автором” этого, простите за выражение, стихотворения.
Если г. Крученых хочет познакомиться с своим конкурентом, я могу сообщить его адрес:
Москва, Канатчикова дача, отделение хроников. Великолепная страничка.
На ней кратко напечатано:
Читатель не лови ворон. И все!..
По-видимому, это—стихотворение в прозе.
Кто автор этого гениального шедевра? Г. Крученых, Гончарова или Ларионов, или все они вместе?
Привожу специально для психиатров еще несколько отрывков из книги «футуристов»:
- Ахмет
Чашу держит
Военный портрет
Генерал
Через 5 лет
умрет
Ангел летел
будет поэт
драму напишет.
Ей-Богу, это напечатано и продается сребролюбивыми «футуристами» за 70 копеек.
Мы сохранили даже орфографию подлинника...
Или вот еще:
—Куют хвачи черные мечи
собираются брыкачи
ратью отборною
темный путь
дальний путь
твердыне дороге
Их мечи не боятся печи
ни второй свечи
ни шкуры овчи
три
ни крепких сетей
огни зажгли Смехири
Сотня зререй
когтем острым
рвут железные звери
Стругают
Стучат извнутри староверы
огнем кочерги
у них нет меры
повернул лихач зад
налево
наехал на столб наугад
правил смрад
крыши звон стучат“
Апчхи!.. Будьте здоровей этих „хвачей“, „брыкачой“ и „смехирей", которые издают такие мерзкие книжонки.
Крученых издевается, впрочем, только над публикой, a обнаглевший Хлебников осмеливается в своей бредовой напечатанной абракадабре упоминать славные имена литературных титанов...
Он напечатал буквально следующее:
О Достоевский
Mo
Бегущей тучи
О Пушкина ты млеющаго
полдня
Ночь смотрится как
Тютчев Заметное безмерным полдня.“
Послушайте, вы, как вас там, „брыкач" или „хвач“, пачкайте бумагу чем угодно, но не смейте упоминать имена Достоевского и Пушкина.
Каждому - своё.

Классики о современниках 21 Дек 2016 23:15 #149

  • .Pirron.
  • .Pirron.'s Avatar
  • OFFLINE
  • Думный дьяк
  • Posts: 297
  • Thank you received: 9
  • Karma: 8
Интересно, что процитированные здесь строки Хлебникова и Крученых настолько похожи, что их можно счесть строками даже не одного и того же автора, а одного и того же стихотворения. Причем не имеет значения, чьи строки поместить в начале, а чьи - в конце этого стихотворения: впечатление такое, что при перемене мест и этих слагаемых сумма, как обычно, не изменится. :unsure:

Классики о современниках 22 Дек 2016 06:30 #150

  • Vladimirovich
  • Vladimirovich's Avatar
  • NOW ONLINE
  • Инквизитор
  • Posts: 63144
  • Thank you received: 550
  • Karma: 65
Я Хлебникова отличаю (и сразу отличил) по количеству букв Ч :)
Например
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,
О, засмейтесь усмеяльно!
О, рассмешищ надсмеяльных — смех усмейных смехачей!
О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!
Смейево, смейево,
Усмей, осмей, смешики, смешики,
Смеюнчики, смеюнчики.
О, рассмейтесь, смехачи!
О, засмейтесь, смехачи!
Каждому - своё.
Moderators: pirron, Grigoriy
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования